Россия движется к Рубикону или почему россиян умоляют поддерживать Путина

Задержание коммуниста, депутата Саратовской облдумы и одного из лидеров КПРФ Николая Бондаренко вызвало почти моментальную реакцию у его однопартийцев в Москве.
Санкции за участие в несогласованных акциях в поддержку Навального в отношение Бондаренко, во-первых дали повод провести депутатам ГД РФ встречу со своими избирателями, а во-вторых, заставили Геннадия Зюганова сделать заявление: «партия будет защищать задержанного саратовского депутата Николая Бондаренко»
А ведь это идет вразрез с ранее выданной характеристикой Навальному от лидера коммунистов, назвавшего блогера, чуть ли не американским наймитом.
Бондаренко, выйдя на акцию, вполне справедливо считает Навального реальной силой в оппозиции, а, значит, не согласен с мнением лидера партии. Но, тем не менее, в его защиту шаг сделан.
Что может значить некий каминг-аут от главного российского коммуниста, теперь пытающегося защитить в рамках его полномочий своего младшего товарища? КПРФ необходимо единение накануне объявленной санкционированной всероссийской акции, назначенной на 23 февраля.
Эту акцию кто-то уже успел назвать абсолютно неперспективной. Ой ли? Для КПРФ и для всей оппозиции это станет одним из моментов истины. Так как это, скорее всего, явится последней попыткой перехватить оппозиционную повестку дня. И вполне вероятно, там окажутся и сторонники Навального, тяготеющие к легитимным левым силам, и сторонники Николая Платошкина. И там точно будут те, кто уважает и поддерживает Сергея Удальцова.
Можно предположить, что Россия еще на шаг станет ближе к Рубикону? К той черте, когда власти либо придется уйти, либо тушить протест кровью? Вполне! Так как уже сейчас идут системные действия по гибридноиу уничтожению инакомыслия. Какая-то часть колеблющихся сил ноунеймов прессуется силовым методом, свидетелем чего был вполне нейтральный человек, редактор блогера Юрия Дудя Даниил Туровский.
Вот его впечатления после задержания, которые он разместил на своей страничке в «ФБ»:»
«как российское государство и полиция относится к людям, которые мирно протестуют (записывал эти пункты на листке во время 26-часового задержания):
— молча шёл по тротуару Каланчевской, полицейские подбежали, не представились, ничего не объяснили и увели в автозак (они или подставные полицейские будут врать в показаниях о том, что я выкрикивал/скандировал/мешал и тд)
— в ОВД Беговой при входе отберут телефон (запрещено) и положат в какую-то коробку (обещали отдать через полчаса, я свой получил спустя 26 часов)
— тебя оставят без любой связи с миром, долгое время никто не будет знать, что с тобой и где ты (насильный детокс — не супер)
— не будут давать никакой еды и воды. никакой
— придётся очень долго уговаривать полицейских отпустить тебя в туалет
— можно 50+ раз попросить о звонке (должны дать по первому требованию) для связи с адвокатом или родственниками; полицейские будут шутить: «в колокол себе позвони, два раза»
— полицейские с серьёзными погонами будут орать матом и угрожать долгим сроком
— будут угрожать увольнением и отчислением из универов
— будут требовать пароль от телефона
— приедет человек из СК, чтобы узнать кому из задержанных меньше 27 лет и почему они не в армии
— СК допросит тебя без адвоката
— будут запрещать открывать окно, чтобы немного проветрить комнату, в которой около 20 человек
— когда окно все-таки немного приоткроешь, полицейский заорёт «блядь, я с вами по-хорошему теперь не буду» и окончательно запретит выходить в туалет
— полицейские будут предлагать выйти один на один без формы поговорить
— по телевизору включат «интерстеллар», полицейские скажут: «вот, какой комфорт, а вы ещё жалуетесь»
— полицейский будет говорить, что адвоката не будет, потому что «не надо было на митинги ходить»
— у всех насильно возьмут отпечатки пальцев и сфотографируют на фоне решетки
— ночью, спустя 9 часов без связи, тебя отвезут в другое ОВД Хорошевский. там попросят вынуть шнурки из кроссовок и толстовки, ремень
— поместят в холодную камеру без отопления, с деревянной лавкой, без матраса (по двое — на лавку, прилечь — отдельная задача)
— очень странные ощущения, когда слышишь железный звук закрывающейся двери камеры
— всю ночь над головой будет висеть прожектор и светить в лицо (можно скрыть глаза маской и бейсболкой)
— полицейские будут орать друг на друга, не дадут спать
— в туалете не будет света, туалетной бумаги, туалет — грязная дырка без смыва.»

А есть и мягкий стиль прессинга, когда под угрозой отчисления из вуза или обманом, студентов заставляют выкрикивать лозунги за царя-батюшку. Видимо не так хороши у него дела, что «ЕР» массово стало вбрасывать в Сеть ролики с «говорящей» сопроводиловкой «Не бойся поддержать Путина».
Что серьёзно? Президент, отец нации, настолько токсичен, что его страшно поддерживать? «ЕР» рухнула с дуба или забивает осиновый медийный кол в сегодняшнего хозяина Кремля?
Может быть, поэтому и выходили поддержать Навального, что так жить больше нельзя, с Президентом, которого с одной стороны просят уважать и любить, с другой «у всех насильно возьмут отпечатки пальцев и сфотографируют на фоне решетки».
Помните, была такая известная в советское время телевизионная пьеса «Город мастеров»? Это сейчас о нас. «Не знаю даже, как рассказать вам о том великом несчастье, которое обрушилось на наш город… Боюсь говорить… Как бы не услышали чужеземные солдаты! Они бродят по нашим улицам – смотрят, подслушивают, н стоит кому-нибудь сказать неугодное им словцо, его хватают н запирают в башню Молчания. Там стены без окон, а кругом глубокий ров, наполненный водой… Попасть в эту башню легко, а вот выйти из нее не легче, чем из могилы. И подумать только, что всего год назад мы жили вольно, весело, никому не кланяясь! Враги нагрянули на нас нежданно-негаданно. Силой и хитростью овладели нашим городом, а тех, кто мог поднять против них меч, казнили, изгнали или запрятали в башню Молчания. С тех пор тихо и пустынно у нас на улицах. Люди перестали смеяться, плясать, петь веселые песни. Все со страхом оглядываются на замок, а там, как сыч в дупле, живет сам наместник. Это он издает все приказы о казнях и штрафах. Он запрещает старикам собираться по вечерам за стаканом вина, девушкам не велит петь за работой, а детям – играть на улицах».
Сегодня по странному совпадении почти день в день с задержанием саратовца-коммуниста Николай Бондаренко последнее слово на суде давали дончанке Анастасии Шевченко. Ей вообще грозит реальный срок всего лишь за принадлежность к нежелательной в России организации.
Но молчит ростовская системная оппозиция, та самая КПРФ. Ни слова в защиту своего партийца, ни слова в поддержку Навального, ни слова сострадания к Насте Шевченко. Впрочем, мы давно уже знаем, что лидеры ростовских коммунистов Николай Коломейцев, Евгений Бессонов, оппонируют в рамках бюджетной зарплаты с официальной трибуны. Действительно, зачем иное? Они ведь знают, что власть судит любое проявление несанкционированного инакомыслия.
Вот только никто не знает: через сколько будет грозить реальный срок тому же Бондаренко просто за то, что посмеет сказать слово в защиту людей. Через сколько выдавят из органов законодательной власти Наталью Оськину, из ИК РО Геннадия Калитвянского. Тех донских коммунистов, кто реально пытаются и противостоят беспределу власти.
И вот тогда будет так: «тех, кто мог поднять против них меч, казнили, изгнали или запрятали в башню Молчания. С тех пор тихо и пустынно у нас на улицах.»
Поэтому мы, наверное, и подошли к черте, за которой нас всех ждет башня Молчания. А дальше… В пьесе по крайней мере все закончилось хорошо – башня рухнула и зазвучали песни.
А. Мкртчян,
учредитель и редактор «Пульс Дона»

Россия движется к Рубикону или почему россиян умоляют поддерживать Путина: 1 комментарий

  • 9 февраля, 2021 в 1:09 пп
    Permalink

    Вот истинного коммуниста Бондаренко привлекли к ответственности за нахождение среди протестующих,а почему по этому же поводу не привлекают депутата-единоросса Милонова….?????!!!!

    Ответ

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *