Инфекция: внутрибольничная и внутригосударственная

Сразу оговорюсь, я не оригинален, так как, мягко сказать, не люблю депутатов всех мастей от партии «Единая Россия». И чуть ли не впервые на днях был просто обязан согласиться с депутатом ГД РФ от «ЕР» Геннадием Онищенко, который раскритиковал идею превращения обычных больниц в инфекционные.
Как он считает, перепрофилирование обычных больниц в инфекционные является неправильным подходом к решению проблемы потому, что это станет вечной головной болью больниц, когда их снова перепрофилируют. В них затаится занесенная извне так называемая внутрибольничная пневмония, могущая вспыхнуть в любой момент.
То есть, больницы после того, как там побывают зараженные COVID-19, станут миной замедленного действия и даже глубокая дезинфекция до конца не устранит опасность вспышки. Дай Бог, чтобы приготовленные для больных палаты не пригодились.
Вот только в данном случае, как ни ругай Правительство и региональных губеров, у них просто не было другого выхода, чтобы быть готовыми к массовой госпитализации, что сейчас наблюдается в ряде стран.
Критиковать и проклинать наших великих стратегов и реформаторов нужно не за это, а за поступательное движение к такой ситуации, в течение всех 30 последних лет, в том числе и 20-ти путинских. И здесь проблема не только в закрытии больниц, а еще и в кадровой политике здравоохранения. По вполне официальным данным, имеющимся в открытом доступе, только с 2011 по 2018 год число врачей скорой помощи в России снизилось более чем на 5 тысяч человек с 16 025 до 11 078. И это не СССР и Генсек Леонид Брежнев виноват или первый президент Борис Ельцин, на которых все удобно списывать.
И не в советском прошлом, в медведевско-путинском настоящем, в общей сложности число врачей в России уменьшилось на 6%. Сильнее всего сокращения коснулись врачей самых массовых специальностей: терапевтов (17%), педиатров (11%), акушеров-гинекологов (7%), хирургов (19%), стоматологов-терапевтов (16%) и врачей клинической лабораторной диагностики (11%).
Обратите внимание на последнюю цифру. Врачи клинической лабораторной диагностики наряду с инфекционистами и реаниматологами сейчас являются основным специалистами, необходимыми при борьбе с коронавирусом.
Всего три года назад, в 2017 году главный специалист по инфекционным болезням Минздрава РФ, профессор Ирина Шестакова выделила две основные причины, разрушающих инфекционный сектор здравоохранения. Одна из них — нехватка квалифицированных кадров в инфекционной специализации. В стране, по ее словам, не хватает как минимум 1900 врачей-инфекционистов.
Еще одна — недостаточное финансирование. «В среднем на инфекционную службу тратится около 2% от всего бюджета, идущего на здравоохранение. При этом большая часть этих средств расходуется на профилактику и лечение ОРВИ и кишечных инфекций», добавила эксперт. Экономия теперь оборачивается тотальными прорехами в бюджете и массовой рецессией экономики и производственной сферы, что уже точно ожидают нас на выходе из пандемии.
А она была и есть во всем, включая заработную плату тех же врачей-инфекционистов. Вот самые свежие данные с порталов, занимающихся анализом вакансий. По состоянию на 07.04.20, по профессии «инфекционист» в России открыто 589 вакансий. Для 61.8% открытых вакансий, работодатели указали заработную плату в размере 20 500 — 36 200 руб. 12.1% объявлений с зарплатой 36 200 — 51 900 руб, и 9.7% с зарплатой 4 800 — 20 500 руб. 4 800 рублей дипломированному врачу – почти в три раза ниже пресловутого российского МРОТ! Это самый, наверное, жуткий по сути символ экономичесского уровня сегодняшней РФ, «поднятой с колен» Владимиром Путиным.
Но вернемся к прогнозам двух-трехлетней давности. Они не отличались оптимизмом не только у выше процитированного эксперта.
Не менее горько о состоянии данного направления тогда же говорила доктор медицинских наук, руководитель Высшей школы организации и управления здравоохранением Гузель Улумбекова:
«Ситуация будет оставаться сложной еще долгие годы. За последние 20 лет коечный фонд в инфекционных больницах нашей страны сократился на 30 процентов, значительно уменьшилось количество врачей-инфекционистов»
Это было сказано в 2016 году. Далеко не 20 лет назад. Уже тогда, пытаясь выйти из положения, организаторы здравоохранения госпитализировали больных на так называемые общепрофильные койки в лечебных учреждениях.
Однако, это никогда не являлось выходом, так как инффекционным больным требуется специализированная помощь. А теперь внимание, вывод Гузели Улумбековой, «при развитии эпидемии не исключена ситуация, что возникнет дефицит койко-мест, а врачам придется работать с большой перегрузкой.» Ну и что? Вот она вам и весенняя Россия 2020 года…
То, что пока удается организованно защищаться против вспышки нового вируса нужно благодарить оставшихся в больницах профессионалов-медиков, а также чудом сохранившиеся принципы советского санитарно-эпидемиологического контроля и советского здравоохранения, в том числе и системной вакцинации. Именно оттуда из еще недалекого советского прошлого сохранились новосибирский центр «Спектр» и противочумные институты, военная ветвь медицины.
Что будет дальше, через пять-десять лет при той управленческой элите, которая есть в стране, предугадать нетрудно. Они же стремятся брать аналоги в США и Европе. Не лучшие, кстати, образцы, как показала сегодняшняя пандемия в Италии, США, Франции.
И выходит, к сожалению, пневмония и коронавирус не самые страшные опасности для россиян и их здоровья. Гораздо более трагичен тот вирус непрофессионализма, стяжательства и гордыни, что давно уже поразил весь российский управленческий аппарат, начиная от первого лица.
А. Мкртчян,
редактор «Пульс Дона»

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *