А у кремлевских пацанов все зашибись

У нас давно две страны – две России. А в последние годы они уже даже не параллельными курсами движутся, а резко пошли в разные стороны, потому что чем хуже реальная ситуация, тем оптимистичнее становятся заверения Кремля.
Более восьми лет назад Россия попала под санкции Запада, а в ответ было введено эмбарго на ввоз в страну определенных категорий товаров. В первый «расстрельный» список попали мясо, рыба, молочные продукты, сыры, овощи, фрукты из стран ЕС и США. Потом вымарали Албанию, Лихтенштейн, Исландию, Черногорию и чуть позже Украину.
Соответственно, все эти объемы планировалось возместить российской продукцией в рамках принятой глобальной программы импортозамещения.
В принципе, за восемь лет можно было добиться многого. Можно было бы и почти на 100 процентов заменить производство хотя бы основных видов питания – мяса и молочки. Но, тем не менее, целевых показателей достигнуто не было.
Именно к такому выводу пришли аналитики национального рейтингового агентства. Здесь достаточно скрупулезно подсчитали и обнародовали следующие цифры.
«Стратегия развития пищевой и перерабатывающей промышленности РФ до 2020 г. предусматривает сокращение объема импорта на 67,8% по мясу (фактический показатель составляет 65%), на 30% по молоку (факт – 20%), по овощам – на 70,3% (факт – 27%), по плодово-ягодной продукции – на 20% (факт 11%).»
То есть, чего-то планового удалось достичь только по производству мяса. В остальном же просто поменялся состав поставщиков. Например, за год до санкций треть всей ввозимой продукции завозили из стран ЕС, а из Беларуси экспортировалось всего 12 процентов. Но уже по итогам 9 месяцев текущего года братья-славяне презентуют нам по вполне мировым ценам порядка 25 процентов, в том числе резко вырос процент поставляемой «молочки» от Лукашенко 79% против досанкционных 39. Вообще удивительный факт: 10-миллионая, (стоящая в лесах и на болотах) Белоруссия кормит и поит молоком, да и частично мясом (импорт оттуда вырос с 12 до 29 процентов) 145-миллионную Россию!
Значительно увеличились продажи из Азии, в том числе из Китая, из Латинской Америки, дружественных балканских государств. При этом вполне возможен вариант, что часть продукции – это реэкспорт. И в РФ ввозится все те же самые продукты их Германии, Франции, США, но маркированные несанкционными странами.
В качестве доказательства НРА приводит вполне проверяемые факты. Норвегию, имевшую 40 процентную квоту на поставку рыбы в РФ до эмбарго, заменили Чили и Фарерские острова, оттуда сегодня поступает 20% и 16% рыбной продукции. Но почему-то поставки норвежской рыбы в Чили одновременно выросли втрое, а сама цена на нее в России поползла вверх.
Эквадор, поставщик 22% фруктов от всего российского рынка, параллельно увеличил закупки этой продукции в Европе в семь раз. С 8 процентов доэмбарговский экспорт овощей в РФ из Китая увеличился до 22 процентов. Но сама Поднебесная зачем-то втрое увеличила закупки овощей в Евросоюзе.
Правда, в Кремле частичный провал своей же собственной программы импортозамещения не признают, и потому сразу же выпустили с комментарием вечного дежурного по медиа Дмитрия Пескова, который уверенно заявил, что программа импортозамещения продуктов в России оказалось успешной.
Для кого нужно такое слишком победоносное заявление понятно. Вероятнее всего для первого лица страны, который скоро будет отвечать на вопросы журналистов или блогеров на своей традиционной пресс-конференции.
Тезисы ответа мы уже можно сказать услышали: все хорошо, прекрасная маркиза, кобыла, правда, околела, вместе, например, с космической отраслью, авиационной промышленостью и фармацевтической отраслью.
По последней вообще ситуация показательна. Владимир Путин еще на прошлой неделе потребовал начать массовую вакцинацию против COVID, но все и замерло на этой команде.
На чем строилось заявление Президента РФ? Естественно, на заявлениях подчиненных, в частности на обещаниях министра промышленности Дениса Мантурова.
Ранее, он уверенно заявлял: к концу 2020 года в России будет произведено 30 миллионов доз вакцины. Теперь же выясняется, что, дай Бог, смогут выпустить около 3 миллионов доз (а это всего на 1,5 миллиона человек, чуть больше 1 процента населения России).
Косвенно, это подтверждает мнение доцента кафедры статистики РЭУ им. Г. В. Плеханова Ольги Лебединской.
«Производство отечественной вакцины столкнулось с уникальными вызовами: необходимо было в кратчайшие сроки найти коллектив ученых, который взял бы на себя все риски с разработкой вакцины, и технологические мощности, которые способны были бы произвести требуемое количество доз. Если первое в России есть, то со вторым возникли некоторые сложности».
Некоторые сложности, это отсутствие производственных мощностей. Не зря же осенью начался лихорадочный поиск свободных производственных мощностей за границей. Имеется информация, что даже Путин пытался через Макрона привлечь к совместному проекту французский институт имени Пастера. Чуть позже удалось разместиться заказы в Южной Корее.
К сожалению для правительства России быстро наладить производство вакцины невозможно. Запустить с нуля производство гораздо сложнее, чем построить из модулей и пластика «ковидные» моногоспитали.
Да, и со специалистами будет хуже, чем даже с медиками. Их либо выжили из профессии вместе с закрытыми заводами и лабораториями, либо не учили в достаточном количестве.
Увы, во всем этом мы пожинаем плоды бездумных реформ и разнузданной экономической политики, начатых еще господами Гайдаром, Чубайсом, Грефом и Кудриным, продолженных Правительством Дмитрия Медведева, в том числе и того же Мантурова. И постепенно все становиться на свои места: команда, основанная на неправильной информации, ретушированной статистике и другом бла-бла-бла, поступает, но выполнить ее невозможно. А две России тем временем расходятся все дальше, и между ними уже не река, а море недоверия, лжи и боли.
А. Мкртчян.
учредитель и редактор «Пульс Дона»

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *