Грузите «Массандру» бочками

Предприятие, находящееся и работающее на территории России не может продавать продукцию российскому заводу, правда, находящемуся в Крыму,  из-за того, что действуют санкции введенные США против Крыма. Кто-нибудь понимает, что происходит в России? И самое главное, кто и что управляет ею?

Однозначно, не российские законы и правила внутреннего рынка. Может быть Президент и Правительство? Здесь также, похоже, вопрос открыт. Если и управляют то по принципу ручного режима, как капитаны, рассыпающегося во время плавания судна. Заплатку – на правый борт, аварийную команду – на левый, пассажиров – закрыть в каютах. Чтобы не мешались.

Сама ситуация, сложившаяся по факту поставок/непоставок продукции в отдельном локальном контексте по большему счету для всей экономики России никакой масштабной катастрофы не представляет ничего страшного, но поражает своей бессмысленностью.

Как-нибудь Россия, а тем более мир обойдутся без крымского вина. Но, что делать крымским виноделам? Правильно, сокращать производство, уменьшать штаты, виноград – на свалку. Как-то же надо платить за жизнь в России. Все россияне терпят выверты экономики, если надо закрываю, заводы и другие предприятия. Да, и вообще санкции введены как раз за то, что крымчане пожелали поменять гражданство Украины на российский паспорт.

Да, именно крымские крупные частные и государственные компании — «Массандра», «Новый Свет», «Инкерман» и Севастопольский винный завод не могут теперь получить стеклотару для розлива от завода «Кавминстекло», перешедший к американским акционерам. И новый генеральный менеджер с очень русской фамилией – Александрс Павловс – популярно объяснил: есть санкции государства, гражданами которого являются новоявленные владельцы российского стекольного завода.

В этой проблеме, есть как минимум три слоя. Первый – тот самый «убыточный» для крымских винных предприятий и он уже следствие двух других. Получается, что в России некому больше производить бутылки, кроме завода, который прикупили заклятые друзья из Штатов. А как же самодостаточная промышленность, якобы поднятая за 20 лет правления нынешней власти. Или не все так мажорно и радужно?

А теперь, еще один риторический запрос. А кто разрешил продавать завод, пусть он даже и частный, тем, кто опять же, якобы, является стратегическим оппонентом нашего государства. Ведь над всеми личными проблемами должен, как нас тщательно пытаются приучить, должен стоять патриотизм и интересы Отечества? Или это касается только обычных граждан, особенно когда их ставят налогами или ростом цен в позу пьющего оленя?

Впрочем, говорить и преподносить себя можно как угодно. На деле все совершенно по-другому. Практически все крупное производство и глобальные торговые сети РФ принадлежат, если не полностью, но контрольной частью зарубежному капиталу.

Торговые компании – Ашан, Метро, Икеа и т.д.; автомобильные заводы и их дистрибьютерная сеть – Тойота Моторс, Фольскваген групп, Ниссан, Мерседес. Что еще?  Пепсико Холдинг, Проктер энд гэмбл , Марс и другое, что подается, как российская промышленная составляющая.

То же самое на рынке нефтепродуктов и ГСМ. Как несколько лет назад уверял один из владельцев Лукойла Вагит Алекперов: 50% компании владеют иностранные инвесторы, лично ему принадлежат только 20%, а ещё 10% акций находятся у вице-президента, Леонида Федуна.

Даже пресловутая сечинско-государственная «Роснефть», как минимум на треть принадлежит иностранным фирмам. 45.6 акций «Сбербанка» – доля  юридических лиц нерезидентов России.

И далее, далее, далее. По разным оценкам от 50 до 90 процентов российской экономики контролируется иностранным капиталом, который, естественно, работает на себя, на транснациональные корпорации  и на те государства, чьими резидентами и являются лица.  «инвестирующие» средства в промышленность и экономику России.

Кстати, если вы считаете, что об это не знает господин Путин, то глубоко ошибаетесь. На одном из масштабных экономических саммитов  по вопросам  мирового энергетического рынка российский президент уверенно и без тени  сожаления заявил, что компаниями, в которых участвуют иностранные инвесторы, добывается 25% всей нефти России.

Дальше что? А ничего хорошего. Если захотят фактические владельцы оставшийся промышленный, а, значит, и экономический фундамент России может рухнуть в одночасье. Это не внутренне надувание щек – в виде законодательного «добро» на безопасный интернет, за которым скрывается желание отрубить россиян от мировой глобальной информационной Сети.

Это будет катастрофа, после которой возить «Массандру» мы будем бочками на перекладных по необъятным просторам внешне великой державы. Правда, зачем? Разве что залить вином жестокую действительность, да поностальгировать о тех временах, когда мы гордились своей страной, а ее уважали и собственные руководители, и мировое сообщество.

А. Мкртчян,

редактор «Пульс Дона»

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *