Выбор есть. Но дадут ли его сделать? И когда? Часть вторая – системная

(окончание. Начало здесь)

 

Еще три человека, которые вполне могут при более-менее честных выборах победить практически бессменного руководителя России и его возможно преемника представляют системную оппозицию: Павел Грудинин, Сергей Левченко и Николай Платошкин.

Первый из них, несомненно, Павел Грудинин, который еще полтора года назад практически в одиночестве очень достойно конкурировал с господином Путиным. И никого не должны вводить в заблуждение, полученные им на выборах,  11 с небольшим процентов голосов. Слишком жестко работали по нему административным ресурсом и практически всеми СМИ России.

Павел Грудинин, в отличии от обоих членов «тандема» официальных глав России, имеет опыт построения успешного предприятия.  Да, небольшого в сравнении с Россией, да, всего лишь аграрного предприятия в Подмосковье, но главное успешного, где люди имеют квартиры, работу, среднюю заработную плату в 50-70 тысяч рублей. Где пенсионерам и акционерам выдают дополнительную помощь в виде натуральных продуктов, где есть  школа и детсад, аналогов которым нет не то, что в России, но и в Европе.

Могут привести пример, что такое есть во многих успешных сельхозпредприятиях. Но, в данном случае другие  руководители агрохозяйств в  президенты не баллотировались, а если идут в политику, то только под прикрытием «Единой России». Сейчас, видя, как уничтожают коллегу и его хозяйство, с привлечением всех дозволенных, а где и за гранью этого, средств, –  никто, вообще, не рискнёт даже и покоситься на сегодняшнюю идеологию и устоявшийся порядок вещей.

Но сейчас не об этом. Давайте взглянем на трудовой путь Павла Грудинина: два высших образования (инженер-механик и юрист) и далее по поступательной: инженер-механик, завмастерскими, заместитель директора, директор.

Такая же карьера специалиста у еще одного теперь оппозиционного политика, экс-губернатора Иркутской области Сергей Левченко: В 1976 году  он окончил Новосибирский инженерно-строительный институт, а в 1993 году — Российскую академию государственной службы при Президенте РФ.

С 1976 по 1982 год — мастер, прораб, начальник участка Красноярского управления «Стальконструкция» Минмонтажспецстроя СССР. С 1982 по 1987 год — начальник Ангарского управления «Стальконструкция» и так далее.

У Левченко, кстати, даже более масштабный опыт управленческой деятельности и, причем, вполне, положительный.

По официальным данным, нехотя признаваемым федерацией, Иркутская область за четыре года работы Левченко имела положительную социальную динамику.  «Объем ежегодно привлекаемых в Прибайкалье федеральных средств вырос по сравнению с 2015 годом более чем в два раза: с 10 до 21 млрд рублей. В 2020 году из федерального бюджета планируется получить около 23 млрд рублей. Объем поступлений в консолидированный бюджет по сравнению с уровнем 2015 года в 2018 году вырос более чем в 1,5 раза.

С 2015 года налоговые и неналоговые доходы областного бюджета увеличились на 54,3 млрд рублей, или на 65 процентов. Это восьмое по динамике значение среди всех регионов страны. Рост собственных доходов продолжился и в 2019 году – ожидается, что налоговые и неналоговые доходы составят 144,9 млрд рублей, что на 5,3 процента выше аналогичного показателя 2018 года.»

Но тут, к сожалению, вмешалась стихия – наводнение в Тулуне и все… Повод нашелся. И никто не посмотрел, что при  губернаторе-коммунисте началась борьба против безжалостных вырубок леса, чем так, вроде бы, озабочены на самом верху

Хотя это как раз и сыграло во многом против «красного» руководителя. Озвучивалась, допустим, такая  альтернативная точка зрения, что резкий и селективный рост активности в отношении защиты леса, возможно, и  вызвал негативное отношение к губернатору Иркутской области, и соответственно, попытку показать его (и его партии) недостатки — как альтернативы «Единой России» в условиях значительного падения рейтинга последней. В общем, придавили так, что пришлось писать заявление об отставке и отказываться от второго срока. А то взял бы и опять победил коммунист «единоросса»

Несколько особняком в это трио негласных лидеров системной оппозиции стоит Николай Платошкин, тем не менее, он окончил самый престижный  институт СССР  – МГИМО, владеет четырьмя языками – немецким, английским, чешским, испанским, доктор исторических наук  и руководит кафедрой в Московском гуманитарном университете.

И что эти люди, имея огромный опыт работы с людьми, не смогли бы быстро адаптироваться к системе государственного управления? Уж нисколько, наверное, не хуже Владимира Путина, который учился работать с людьми как с расходным материалом для секретных служб, а также натаскивался, как офицер КГБ на  силовое решение конфликтов и дезорганизацию, пусть и враждебного, но, тем не менее, государственного строя.

Давайте будем смотреть правде в глаза, именно заложенный в юношеские  и молодые годы фундамент логики, специфика подготовки довлеет над каждым из нас. Технарь в исключительных случаях может стать филологом-гуманитарием, а офицер спецслужбы, «ястреб» по западной градации, толерантным к  демократии, «голубем».

Сегодня время чистого силового разрешения проблем и «хотелок» уходит, все чаще и чаще требуется гибкость мышления, умение строить кадровую политику на основе профессионализма, а не «мочение в сортирах», принцип «свой-чужой» и  угрозы ракетами.

Вот только Россия живет именно по этим принципам времен «холодной войны» и криминальных разборок 90-х и по-прежнему пытается поддерживать миф, что ее все боятся. Если бы было так… Нас уже давно никто не боится, потому что устарели мы вместе со своим вождем и отстаем все больше и больше.  Впору уже не бояться, а  смеяться над нами, в том числе и над истеричным слоганом «А кто,  кроме него?!»

А. Мкртчян,

редактор «Пульс Дона»

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *